18 июля 2008
4169

Андрей Казанцев: `Большая игра` с неизвестными правилами: мировая политика и центральная Азия

В работе анализируется структура международных взаимодействий, сложившаяся в Центральной Азии в 1991-2008 годах, и ее влияние на региональные политики крупнейших государств мира. Книга состоит из двух частей.

В 1-й части исследования рассматривается влияние фактора неопределенности на международные отношения в различных регионах мира. в частности, выясняется ее взаимосвязь с трудностью проведения оптимальной и последовательной политики, высокой конфликтностью, политической нестабильностью и неуспешным функционированием интеграционных структур. Далее вычленяются различные факторы, приведшие к беспрецедентному росту неопределенности в международных отношениях в Центральной Азии.

Во 2-й части работы анализируются особенности политик всех ведущих внерегиональных игроков (России, США, стран ЕС, Китая, Турции, Ирана, Индии, Пакистана, Японии и Южной Кореи) в 1991-2008 годах. при этом вычленяется сложная динамика столкновения интересов или, напротив, сотрудничества внешних игроков в регионе. Большое внимание уделяется также вопросам влияния высокой неопределенности на региональные политики.

Автор выражает благодарность директору Центра глобальных проблем МГИМО д.и.н. В.М. Сергееву, благодаря долгой совместной работе с которым были сформулированы ключевые теоретические подходы, использованные в данной работе.

Издается в рамках конкурса фонда "Наследие Евразии" по проекту "Новые независимые государства в Центральной Азии: политические аспекты глобализации и международного партнерства" 2008 года.

Монография получила 2 премию российской ассоциации политической науки за 2008 г. по разделу "научные работы".

Рецензенты:

д.и.н., ректор РГГУ, завкафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ пивовар Е.И. к.п.н., гл. ред. журнала "Большая игра: политика, бизнес, безопасность в Центральной Азии" Сафранчук И.А.

к.п.н., доцент кафедры политической теории МГИМО Коктыш К.Е.

Дизайн и оформление: Digital ARTS

Формат 70х108 1/16 Бумага офсетная Усл.печ.л. тираж 500 экз.

(с) Фонд "наследие Евразии"

ISBN

Монография А. Казанцева "Большая игра" с неизвестными правилами: Мировая политика и Центральная Азия" публикуется по итогам Конкурса на издание рукописи в рамках проекта "Новые независимые государства в Центральной Азии: политические аспекты глобализации и международного партнерства" Фонда "Наследие Евразии".

С 2007 года Фонд развивает проект "Новые независимые государства в Центральной Азии: политические аспекты глобализации и международного партнерства", направленный на поиск новых и нетривиальных идей для проведения политики России и эффективной реализации различных интеграционных проектов в Центральной Азии. Стержнем проекта является постоянно действующий экспертный семинар Фонда, который дополняет система подготовки и обсуждения докладов, подготовленных ведущими экспертами из ННГ и зарубежными специалистами, восполняя тем самым явный недостаток информации по многим ключевым сферам развития региона и расширяя экспертное знание.

Одним из постоянных участников экспертного семинара фонда "Наследие Евразии" является А. Казанцев. Его статьи и комментарии публикуются на информационно-аналитическом портале "Евразийский дом".


Оглавление

Лирическое предисловие: что такое Центральная Азия?
Часть 1. Конструирование Центральной Азии: институты, неопределенность и мировая политика
Глава 1. "Институты имеют значение"
1. Институты в современной социально-политической теории
2. Роль институтов в международных отношениях
Глава 2. Институты и неопределенность в Центральной Азии
1. Центральная Азия: множественность геополитических ориентаций
2. Неопатримониализм или неопределенность с выбором новыми независимыми государствами Центральной Азии модели социально-политического развития
3. Внешняя политика и объективные политико-экономические интересы стран Центральной Азии
4. Исторические особенности внешних политик номадических обществ и участие современных государств Центральной Азии в международных организациях
Глава 3. Мировая политика и конструирование Центральной Азии
1. Центральная Азия: международный регион в контексте внешних сравнений
2. Внешние "конструкторы" Центральной Азии, неопределенность и связанные с ней политические дилеммы
3. "Большая игра": новая или старая?
4. Региональная нестабильность в Центральной Азии и мировая политика
Часть 2. "Большая игра" с неопределенностью
Глава 1. Политика России в Центральной Азии
1. Противоречия советской модернизации Центральной Азии и первый проект региональной политики независимой России к 1991 году
2. Попытки ухода России из Центральной Азии и последствия порожденной этим "геополитической пустоты" (1991-1994)
3. Активизация центральноазиатской политики России и усиление соперничества с США и странами ЕС (1995-1998)
4. Рост влияния России в Центральной Азии в начале нового тысячелетия как результат увеличения стратегической нестабильности (1999-2001)
5.Доктринальное и организационное упорядочение российской внешней политики в Центральной Азии и его пределы
6. ШОС и попытки координации политики России с другими великими державами в Центральной Азии
7. Россия и война с терроризмом в Центральной Азии (2001-2003)
9. Центральная Азия и политика "энергетической сверхдержавы"
10. Дилеммы российской внешней политики в Центральной Азии, или есть ли у РФ вообще свой проект для региона?
Глава 2. Политика Запада в Центральной Азии
1. Западная коалиция в Центральной Азии: участники, интересы, дилеммы и проекты
2. Этапы политики США в Центральной Азии (1991-2008)
3. Центральноазиатская политика стран ЕС
4. Израиль - центральноазиатский посредник Запада?
Глава 3. "Исламская коалиция" в Центральной Азии: существует ли она вообще?
1.Центральноазиатские политики государств исламской исторической традиции: общность и конфликт
2. Турция - геополитические зигзаги?
3. Иран в Центральной Азии: фантомный кошмар Запада
4. Пакистан и аравийские монархии в Центральной Азии: трагедия ошибок и несбывшихся надежд
Глава 4. Азиатские страны и Центральная Азия
1. Общее и особенное в центральноазиатских политиках стран Азии
2. Китай - наиболее перспективный игрок в регионе?
3. Южная Корея и Япония: региональные экономические политики
4. Индия - не определившийся и изолированный игрок на центральноазиатской арене?
Заключение. Структура региональных взаимодействий и стратегии крупных международных игроков в Центральной Азии


Что там, за ветхой занавеской тьмы?
В гаданиях запутались умы.

Омар Хайям. Рубаи


Теперь я о Сухрабе и Рустаме Вам расскажу правдивыми устами.
Когда палящий вихрь пески взметет И плод незрелый на землю собьет,
Он прав или неправ в своем деянье? Зло иль добро - его именованье?..
Здесь расскажу я про отца и сына, Как в битву два вступили исполина.

Абулькасим Фирдоуси. Шах-намэ



Лирическое предисловие: Что такое Центральная Азия?

Эта книга посвящена двум взаимосвязанным "геополитическим" проблемам: столкновениям различных международных сил в современной Центральной Азии и взаимному непониманию, непредсказуемости, неопределенности, которые затрудняют диалог между нациями и государствами, ведут к конфликтам и обостряют соперничество. Именно это сочетание двух факторов придает проблемам современной Центральной Азии поистине глобальный масштаб.

Взаимосвязь конфликта и неопределенности, смерти и взаимного непонимания - тема, на которую размышляли великие мыслители во все периоды жизни человечества. В частности, эта взаимосвязь отражена в двух цитатах из классиков мировой литературы, которые мы включили в качестве эпиграфа данной работы.

Фирдоуси рассказывает о смертном бое между отцом и сыном, о первом геополитическом расколе, который пережила Центральная Азия, о борьбе между Ираном и Тураном. Однако столкновение между ближайшими родственниками произошло из-за взаимного неузнавания. Поэтому далее Фирдоуси пишет: "Познанья путь завеса преграждает. Стремится мысль к вратам заветным тем... Но дверь не открывалась ни пред кем". Слова Хайяма о занавеске тоже можно понять как рассказ о смерти. Ведь дальше он пишет: "Когда же с треском рухнет занавеска, увидим все, как ошибались мы..."

Центральноазиатский международно-политический регион, возникший как самоназвание 4-х бывших советских республик Средней Азии (Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, Киргизии) и Казахстана после 1991 года, в последнее время привлекает пристальное внимание исследователей в различных областях социально-гуманитарных наук. Есть достаточно много причин для этого: активное соперничество между великими державами за влияние в Центральной Азии; большое количество различного рода трансграничных угроз и вызовов, исходящих с территории региона; серьезная недоиспользованность его природных (особенно, нефтегазовых) ресурсов из-за трудностей с выходом на мировые рынки и т.д.

В то же время, до сих пор неизвестно, является ли Центральная Азия как отдельная часть мира преходящим краткосрочным казусом, или существование этого региона представляет собой важную константу современной мировой политики? И вообще, до какой степени мы можем говорить о существовании Центральной Азии как международного региона? Уже сейчас его существование во многом условно. Чрезвычайно различны политические и социальные системы, культуры и внешние политики входящих в него государств. А это заставляет как исследователей, так и практических политиков постоянно ставить вопрос, не идет ли речь просто о конгломерате ничем не связанных между собой стран? И, если это так, то нельзя ли эти страны перегруппировать с соседними каким-то другим образом?

Не исчезнет ли вскоре столь недавно возникший международный регион, распавшись на составные части или будучи "разорван" между другими частями мира (АТР, Ближним Востоком, Южной Азией и т. д.)? Вопрос об исчезновении Центральной Азии в ее нынешних границах постоянно возникает в связи с ее пестротой, изменчивостью ее идентификаций во всех измерениях (географическом, культурном, экономическом, пространстве безопасности), постоянным появлением таких поддерживаемых Западом проектов ее реорганизации, как "Большой Ближний Восток", "Большая Центральная Азия" и т. д.

Прежде чем перейти к строго научному, очищенному от всяких эмоций анализу перечисленных выше проблем, я хотел бы признаться читателю в тех движущих эмоциональных силах, которые породили к жизни эту книгу.

Это, прежде всего, любовь. Фернан Бродель начал свою книгу "Что такое Франция?" словами о своей любви к родной стране. Я тоже не стесняюсь признаться в том, что люблю Центральную Азию. Я родился, вырос и все еще большую часть своей жизни прожил в Туркменистане, Узбекистане, Таджикистане... Мне равно близок мир ее русифицированных городов советского времени и пронизанный ярким солнцем традиционный космос сельских районов (именно в таком месте работал мой отец). До сих пор главный сюжет моих снов - благоухающие и манящие невероятными сладостями сады Хорасана, Согдианы и Бадахшана.

Место, в котором я вырос, был подлинно евразийским миром, где русское население дарило мусульманам яйца на православную Пасху, а те в ответ угощали бараниной на Курбан-байрам. Мой лучший друг детства был сыном известного туркменского артиста и драматурга. Другие мои друзья происходили из священного племени ходжа, т. е. возводили свое происхождение к воинственным соплеменникам Пророка, принесшим сюда ислам на остриях своих сабель. Я помню дервиша, собиравшего подаяние на праздники, и экс-трасенса-суфия, пассами рук ставившего диагнозы и лечившего любые болезни. Я помню шумные базары, растворенные в окружающем мире прекрасные образы восточной поэзии, пасущихся в городе верблюдов и невероятные, в стиле Делакруа или даже Ван Гога, круто замешанные на солнечной энергии краски детства. Одни из моих предков создавали русский мир в Центральной Азии, другие - жили в этом регионе еще до появления в нем русского проекта (в Центральной Азии, на Южном Кавказе, в Северном Иране и Западном Китае, т. е. на разных отрезках Великого шелкового пути).

Поэтому, во-вторых, это - реквием по целому погибшему миру, по брошенным, разрушенным и заросшим верблюжьей колючкой могилам предков. Это - плач по тем руинам, которые оставило катастрофическое свертывание русского проекта в регионе. После падения коммунистической системы со стороны России как бывшей метрополии было бы честно отдать свой долг, компенсировать страдания, нанесенные колониальными завоеваниями имперской эпохи и плохо сбалансированной насильственной модернизацией советского времени, помочь в постепенном становлении независимых государств. Только это могло сохранить все то хорошее, что было в российско-советском модернизационном проекте в Центральной Азии. Только это могло спасти от разрушения русский мир, сложившийся в этом регионе. Вместо этого Среднюю Азию и Казахстан в одностороннем порядке выкинули из союзного государства в результате Беловежских соглашений. Их судьбу в очередной раз решили внешние силы, даже не спросив их мнения.

Наконец, это - печаль и боль. За последние 18 лет был уничтожен целый мир русскоязычной Центральной Азии, существовавший более 100 лет и связанный со специфическим модернизационным проектом. Особенно это относится к странам юга региона. Будучи по базовому образованию историко-фило-логом и все еще сохраняя туркменское гражданство, я проходил полугодовую практику в Национальном институте рукописей Туркменистана, как раз в период, когда там собирали материалы, из которых позже возникла "Рухнама". Таким образом, я получил горькую возможность наблюдать вызревание представлений, которые стали идеологическим обоснованием одномоментного изгнания (с фактической потерей имущества) всего русского населения из этой страны в 2003 году. Моя семья также стала жертвой националистической политики Туркменбаши. Всем, кто пережил это, трудно забыть издевательское равнодушие и коррупционное поведение российской бюрократии по отношению к собственным соотечественникам. Сопровождавшие все это формальные декларации патриотизма, тем более создавали атмосферу фарса.

Центральноазиатский субэтнос русского народа, очень непохожий на другие его части, эмигрировав из своей солнечной родины, как экзотическое дерево очень трудно приживается в суровом климате России. Пестрые обломки этого мира разбросаны теперь повсюду, вплоть до Северной Америки и Австралии.

Я считаю, что эта боль дает мне право объективно оценивать совершенные разными правительствами России ошибки и то, насколько они уменьшили потенциал влияния и перспективы нашей страны в Центральной Азии. Это - мой долг как патриота России, ее народа, как маленькой части погибшего русского проекта в Центральной Азии. В традициях русской, православной культуры судить, прежде всего, себя, а не других.

Наконец, это попытка правдивого, sine ira et studio рассказа об ужасах неупорядоченности и нестабильности, о настоящей "черной дыре" в мировой политике, которые породил в Центральной Азии слишком быстрый уход России. Это - исследование того, какую роль сыграли в усилении этого хаоса взаимное непонимание, незнание региона и подлинных позиций друг друга разными участниками развернувшейся международной игры.

И, наконец, это - попытка воссоздать, хотя бы в моем воображении и в сухом научном анализе, эту призрачную империю снов, детских впечатлений и смутных родовых воспоминаний. Хотя бы описав то, что от нее осталось. Судя по роману "Ким", таким же прекрасным, но мимолетным сном была и Британская империя для великого певца "Большой игры" Р. Киплинга.


...

Полный текст этой статьи можете прочитать здесь:

2008 г.

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован